+7917-914-87-60

 Черный квадрат – сублимация боли

Написал заголовок и в конце не поставил ни точки, ни многоточия, ни знака вопроса, ни восклицательного знака. Каждый прочитавший этот заголовок сам поставит тот знак, который ему более подойдет по настроению. Конечно, это про тот самый черный квадрат Малевича. Да, имел ввиду про тот самый черный квадрат, но пишу не про это. И пишу не про боль. Хотя боль имеется ввиду, когда пишу про то, что вы прочитаете ниже.

Я пишу про ноумен. А подтолкнул к этому написанию цикл передач «Искусственный отбор» на канале «Культура». Давно размышлял на тему влияния ноумена на наше психоэмоциональное состояние, на здоровье. Размышляю я над этим, что бы ни делал, и тут передача про беспредметное искусство. Конечно, я не разбираюсь в искусстве, тем более в искусстве кубистов, орфистов и итальянских футуристов, но как истый советский (зачеркнуто) воспитанный на ценностях советского реализма, не могу ничего не сказать про абстракционизм.

А про ноумен пишу потому, что роль ноумена в формировании причинно-следственных связей психосоматических расстройств специалистами не учитываются. Это и понятно, так как рассуждения специалистов по устранению психосоматических расстройств укладываются в логику того, что окружающий мир феноменальный, и, естественно, причины расстройств тоже лежат в плоскости чувственного восприятия.

Абстракционизм — беспредметный, это так. И по смыслу определения «предмет», «вещь», «беспредметный» лежит вне чувственного восприятия. Или скажем так: у беспредметного нет прямой связи с чувственным восприятием. Беспредметный по определению также близок к ноумену, если они не являются синонимами. Хотя, ноумену и дается определение «вещь в себе», но эта «вещь в себе» познается исключительно умом. Наверное, многие читающие немного оживились, увидав слово «абстрактный», знакомое по учению о сигнальных системах И.П. Павлова. Помните? Вторая сигнальная система доминирует над первой, а что-то абстрактное – это продукт деятельности второй сигнальной системы.

Сознание как бы пролетает над множеством феноменов и вдруг бац! – инсайт – возникает нечто абстрактное этим феноменам в виде аксиомы. Хотя этот процесс перехода количества в новое качество выглядит как простая сумма феноменов. На самом деле развитие осуществляется путем накопления количественных изменений в предмете, что приводит к выходу за пределы меры и скачкообразному переходу к новому качеству. Был человек относительно здоров и вдруг (как обычно в этом процессе) происходят качественные изменения. Для тех, кто работает методом биодинамического центрирования «Касание ангела», выход за пределы меры означает суперпозицию.

Опираясь на свою практику восстановления здоровья, я все более утверждаюсь в мысли, что причины психосоматических расстройств более лежат в области ноуменов, чем феноменов. Человек накапливает изменения, страдает, но терпит и …. Бац! Был здоров – теперь больной. О чем думал человек в то время, когда страдал, но терпел – то даже ему неизвестно. Эта часть психосоматической проблемы как у айсберга – большая часть покрыта толщей воды. Но можно предположить с большой долей вероятности, что происходило замещение, как разрядка и перенос страданий с себя на другие объекты. Своего рода такой защитный механизм.

Вода в метафоре с айсбергом не только H2O, жидкость без запаха, вкуса и цвета плотностью 1,000 г/см3 (3,98°C), tпл. 0°C, tкип. 100°C, при замерзании образует лед. Вода здесь: и первоэлемент, дающий рождение страхам, страстям и т.п; и отеки, дающие нарушение динамики и связь с родом, с прошлым; и основа слизи и желчи; и многое другое. Подход к терапии должен учитывать все эти условия формирования психосоматики. Это мое мнение.

Покажется сложным учитывать все эти условия в рамках одной терапии. И это так, если не использовать информационный подход. Одна цитата из статьи1 Дубровского Д.И.: «Хочу напомнить те исходные посылки, которые принимаются мной для решения проблемы сознания и мозга:

1. Информация необходимо воплощена в определенном физическом носителе; конкретный носитель информации выступает в качестве ее кода.

2. Информация инвариантна по отношению к физическим свойствам своего носителя, то есть одна и та же информация может кодироваться по-разному, может иметь разные кодовые воплощения (принцип инвариантности).

3. Информация способна служить фактором управления (ибо – в силу предыдущей посылки – цель и каузальный эффект управления в самоорганизующейся системе определяется именно информацией, а не самими по себе физическими свойствами ее носителя, поскольку они могут быть разными; в этом состоит особенность информационной причинности).

4. Явление сознания («субъективного опыта») может интерпретироваться в качестве информации о том или ином явлении действительности». (1  Из статьи Д.И. Дубровского «Зачем субъективная реальность, или «почему информационные процессы не идут в темноте»»)

Психосоматическое состояние выглядит как соотношение сознания и тела. Зачастую, за этим соотношением не видно реального положения частей психосоматики в целях терапии. Тело мы можем представить как соотношение физических и физиологических параметров. А сознание — это не вещь, не предмет, не объект, не энергия. Сознание — это функция ума для коммуникации с различными объектами. Объекты могут быть сверхтонкие, тонкие и грубые. И для каждой категории объектов есть свое соответствующее сознание. Для материальных объектов есть грубое сознание.

Грубое сознание возникает из тонкого сознания в ответ на электрическое возбуждение организма. Основным источником электрического возбуждения является нервная система. Нервная система активирует внутреннюю динамику, то есть, активирует взаимодействия всех элементов организма. Так как все элементы, которые регулируются НС материальные, из этого взаимодействия возникает информация. Первичная информация – направленность движения вещества и форма направленности; вторичная информация – отражение в поле первичной информации в виде формы взаимоотношений пространственных сил, сопровождающих всякое движение вещества. Никто не увидел некую связь этого определения первичной и вторичной информации с определением сигнальных систем по Павлову И. П.?  

Мы видим, что физические и физиологические взаимодействия одновременно являются источниками потока грубого сознания и потока информации. Можно сделать умозаключение, что информация становится звеном, связывающим сознание и тело в функциональную зависимость. А что же черный квадрат? Черный квадрат — это продукт сублимации, продукт защитного механизма сознания, перенаправление потока информации для снятия избыточного психоэмоционального напряжения, возможно, для обесценивания его значимости. Но как бы черный квадрат не абстрагировался от своего истинного содержания, для многих людей он является привлекающим внимание объектом. Возможно, именно своим содержанием.

В связи с тем вниманием, которое оказывается черному квадрату, можно упомянуть об информационной зависимости. Можно было бы про эту зависимость никак не упоминать, если бы у нее не было последствий. Как последствие возникает уход от реальности путем изменения своего психоэмоционального состояния и, как следствие, восприятия и поведения, что ведет к нарушению приспособительных механизмов. Если вспомним учение о сигнальных системах Павлова И.П. – будет кстати.

Информационную зависимость следует упомянуть в связи с еще одним «черным квадратом». Здесь я черный квадрат взял в кавычки, потому что это уже в какой-то степени метафора. Иммануил Кант считал, что человек посредством науки организует мир, упорядочивает его. В то же время он высказывал и другое: «… для того, чтобы что-то познать, следует сначала это «что-то» помыслить, составить о нём общее представление, мысленно сконструировать его. В процессе мысленного конструирования важную роль играет воображение. Следовательно, наука не столько открывает законы природы, сколько предписывает их природе, о чем Кант высказывается недвусмысленно: «Рассудок не черпает свои законы (априори) из природы, а предписывает их ей».

Современная реальность такова, что в общество активно, в какой-то степени и агрессивно, насаждаются представления научной парадигмы. В науке принята модель определенного поведения: логическая обоснованность, доказательность, воспроизводимость результатов, проверяемость, стремление к устранению ошибок и преодолению противоречий. Большинство людей, которые от науки далеки, воспринимают науку и ее производные как «вещь в себе» (ноумен). Иммануил Кант считал «вещи в себе» непознаваемыми. Он писал: «Знание относится только к явлениям, а вещь в себе остаётся непознанной нами». В условиях отсутствия познания у людей формируется искусственная реальность и, как результат, навязчиво-зависимое поведение, сопровождающееся развитием интенсивных эмоций. Это и есть признаки информационной зависимости: навязчиво-зависимое поведение, ведущее к нарушению адаптации, стремление к уходу от реальности к искусственно созданной путем изменения своего психического состояния через постоянную фиксацию внимания на чужом мнении.  Информационная зависимость на первой стадии включает два основных проявления. Первое — психическая потребность в искусственной реальности. Второе — возникновение представления, что только в иной реальности самочувствие может быть комфортным, приятным. Формируется способность к достижению состояния психического комфорта вне своей реальности, и она приобретает форму влечения.

С точки зрения Канта, рассудочное научное познание не в состоянии постигнуть суть вещей, поскольку для этого было бы необходимо мысленно охватить мир в целом. Но науке подобная задача не по силам: она «вырезает» лишь отдельные участки мирового целого, вычленяет в качестве объекта познания отдельные аспекты реальности». Мода на науку оказала свое влияние на формирование трудных для терапии психосоматических расстройств. Наука диктует определенный подход к терапии, где лекарствами купируются физиологические симптомы психосоматического расстройства и никак не затрагиваются причины. Происходит огромный разрыв между физическим и физиологическим, между фундаментальными законами Природы и искусственной реальностью. Как следствие – происходит нарушение адаптации.

Ну, и хочу закончить позитивненько, в духе, так сказать, репортажей с полей. В условиях информационной открытости число психосоматических расстройств будет расти, количество «черных квадратов» в причинно-следственном ряде этих расстройств будет увеличиваться. Что в целом будет благоприятно сказываться на экономической безопасности специалистов, работающих на результат, а не на научный имидж.