+7917-914-87-60

Столкнуться с вирусом лично – не самая приятная история. Хотя бы потому, что информации о том, как быть и что делать при этом хоть и «много», но она быстро устаревает и опровергается: только принимаешь решение, как лечиться, а через неделю-полторы всё поменялось. И ни одного врача рядом (хотя бы условно) – чтобы решиться, или убрать сомнения, чтобы объективно оценить состояние организма. Кто читает инструкции к лекарствам, знает, как впечатляет список возможных побочных действий, и понимает, что соразмерить это со своей симптоматикой без достаточных знаний сложно. Так я и прожила весь прошедший месяц с лишним.

О том, как это начиналось, чего стоило каждое принятое решение, что происходило в организме, и какова роль медиков во всем этом – другая история. Об этом имеет смысл написать отдельно, чтобы тем, кто столкнется с этим впервые, иллюзии не помешали вовремя принимать нужные решения (и здесь я не о препаратах – по ним, как мы знаем, всегда требуется консультация специалиста).

Сегодня я хочу написать о том, как метод КА помог мне проходить все этапы болезни и выздоровления.

Фото делались перед каждым сеансом для работы (за качество простите, не до того было)
Фото делались перед каждым сеансом для работы (за качество простите, не до того было)

Себя я начала работать этим методом с первого дня болезни по нескольку раз в сутки: приходилось завершать учебный год, и в промежутках между защитами, зачетами, экзаменами использовала все свободное время. Описать, что происходит с телом при работе, сложно, так как рисунки напряжений всегда отличались. Раскрутка на первых этапах была интенсивная, затрагивала разные проблемы. Одно я поняла, что скелетно-фасциально-мышечно организм все время стягивало заново, и работа с собой позволяла этому противостоять, грудная клетка расправлялась, дыхание и давление нормализовались, становилось объективно легче. Но вирус постепенно увеличивал слабость в теле, и собирать внимание для работы становилось сложнее, работа стала неэффективной. На шестой день болезни мне повезло – Зуфар Ахматкарамович начал работать со мной дистанционно.

До этого ощутить на себе дистанционное воздействие мне не приходилось, хоть и пробовала сама с малышами работать, и вполне успешно, но ощущений, которые возникают у пациента при сеансе, я не знала. Поэтому было очень интересно почувствовать, как это будет. И, надо понимать, что если сам с собой можешь работать, то важно «не вмешиваться» в сеансе в работу Мастера. Поэтому я максимально расслабилась, в том числе своим вниманием.

Ощущения пошли сразу плотным потоком. И первое — захват головы: ощущение, что на голове реально лежат руки Зуфара, цепкий такой захват, от которого сразу пошли подвижки в ТМО, обозначились ее связи с левой стороной грудной клетки. «Гуляло» нёбо, верхняя челюсть, зубы, решетка, затылок и крестец. Оставалось только наблюдать все это многообразие и взаимосвязи. Когда ребра спереди «выстрелило» вперед, освободилась диафрагма. Я не знаю, как иначе передать словами то, что происходило, с телом, т.к. это не похоже на обычные подергивания тела, когда человек находится в полудреме, во сне или в расслаблении. Нет в нашем арсенале двигательной активности таких произвольных движений. Даже если сравнить это с изолированными элементами танца живота, брейка, хип-хопа или иных техник. Ну как, например, описать, что левое плечо со всей прилегающей к нему частью грудной клетки из «как бы затянутого внутрь» в момент выправилось, как у смятой пластиковой бутылки, когда мы пытаемся восстановить форму, надувая ее: в какой-то один момент как-будто щелчком – «пум!» Или голеностопный сустав – когда освобождение происходит, как у затвора, свободным односекундным смещением туда-обратно в плоскости сочленения суставных поверхностей. И таких изменений – множество.

Но самое важное – ощущение после сеанса. Первый сеанс сразу дал новые ощущения. В теле пошло расширение. Легко задышалось, ушло сдавление за грудиной, освободились ребра, ушло напряжение с затылка, который до этого тянуло назад; левое плечо перестало болеть, было полное ощущение того, что болезнь отступила. Но главное – сразу после сеанса ушли два ковидных признака: ушла алая кровь со стулом, не связанная ни с чем другим, кроме действия вируса, и прорезались нюх и вкус. Когда в заваренном напитке из каркаде и пряностей, вкус которого и ароматы я не чувствовала от слова «совсем», вдруг прорезался аромат корицы, я поспешила проверить это на чесноке. Скажу сразу, что потеря вкусовой чувствительности с первого дня касалась не только основных вкусов, но и жгучести: молодой ядреный чеснок ощущался в начале болезни как едва заметное жжение без каких-либо иных идентифицирующих тонов. Крепкий каркаде до этого казался едва кисловатым. А тут — не только вкус, но и ароматы! Это сильно добавило позитива.

Что важно, в описании своих ощущений после работы Зуфар писал именно то, что я и ощущала до и во время сеанса. То, с чем я сама не справлялась, он отработал так ощутимо, что интенсивность ощущений в процессе изменений от его работы была в разы существеннее, и в результате – возникающее от наполнения ВУ ощущение расширения, света в теле.

Два дня я чувствовала, что здоровье возвращается, перестало подскакивать давление, прорезался полноценный аппетит, слабость заметно уменьшилась, но потребность отлёживаться после какой-то активности сохранялась.

На третий день пошли качели, и состояние было один день хуже, другой лучше, я еле дождалась следующего сеанса. Между сеансами наблюдала, как ведет череп, грудную клетку, но с собой работать уже не получалось, концентрации не хватало. Диафрагма слева снова начала втягиваться, давило за грудиной и мешало дыханию.

Скажу сразу, помимо препаратов, в ожидании сеансов дополнительно для уменьшения стянутости грудной клетки делала упражнения, из тех, которые когда-то давала в своей группе (микс йоги, пилатеса, боди-флекса, дыхательных техник и фасциального подхода). Немного, насколько сил хватало.

Дальше были еще сеансы, между которыми состояние здоровья становилось более длительным, проявления стянутостей уменьшалось. При этом, все жалобы, обозначаемые на начало сеанса, уходили сразу после него. Так было с давлением за грудиной, «втянутыми» ребрами, сыпью от антибиотиков, сильной болью в стопе, потом в тазобедренном. Что-то из этого снова если и появлялось, интенсивность была существенно меньше. Когда КТ показало пневмонию с признаками матового стекла, а ЭКГ – гипертрофию левого желудочка и изменения в миокарде, работали по ним в качестве запросов. На втором КТ (случившемся через неделю после платного по воле официальной медицины в рамках контроля ковид) были улучшения, на второй ЭКГ и ЭхоКГ (тоже через неделю) отклонений не нашли. Не берусь анализировать, просто описываю, что было.

Попробую подытожить. После каждого сеанса было ощущение возвращения здоровья, ресурса, прилива жизненных сил. За все это время и ноги «встали на место», и руки тоже (где они были до этого?..), выровнялись ощущения тела, дыхание становилось более легким. Для настроенных скептически скажу, что объективно изменения ощущались именно сразу после сеанса — как новая ступенька с другим уровнем энергии, настроения, физического состояния.

Каждый следующий сеанс изменения в процессе работы проходили мягче. Как человеку, практикующему этот метод, для меня все это было еще и поучительным, и раскрывающим новые грани практики, и познавательным, и практико-применимым, как к самой себе, так и к другим.

Я очень признательна уважаемому Зуфару Ахматкарамовичу за его метод, за помощь и поддержку в безвыходной ситуации безврачебного вакуума. Оказаться один на один с проблемой, предсказать перспективы которой и способы ее обхода некому, – это для меня было страшновато, скажу честно. Зуфар не только восстанавливал моё здоровье своим волшебным методом, он давал важные рекомендации по сопровождению медикаментозного лечения дополнительными методами, поддерживал морально, заставлял мыслить, как положено мыслить КАсателям, указывал на ошибки в самокоррекции, задавая вопросы и расставляя акценты. Тем самым восстановление здоровья оказалось «бонусной программой по повышению квалификации в методе КА».

И еще могу сказать, что качество работы в очном и в дистанционном форматах лично для меня как пациента оказалось в полной мере сопоставимо: я дважды за все семинары КА попадала в руки Мастера в завершении семинаров, и оба раза у меня исчезали проблемы, мешавшие до этого давно и сильно (первый раз — проблема с коленями, второй раз — сильный перекос по левой стороне, который самокоррекцией я никак не могла осилить). С ковидом было постоянное ощущение, что его территорию мы отвоевывали постепенно, и благодаря Зуфару мне повезло пройти всё с меньшими дискомфортами и последствиями.

P.S. После всего этого мне стало легче своим пациентам предлагать работу в дистанционном формате. Я теперь знаю ее вторую сторону.

Мастеру Зуфару — РЕСПЕКТ и душевное спасибо!

Пациентом была Галина Рыбакова